Лимоны? А есть что-нибудь еще?» Наклейка на бампер

Дядя Боб появился почти вовремя и, едва увидев, как я борюсь с миссис Бичер, сразу вызвал команду экспертов. Старушка оказалась куда сильнее, чем можно подумать. Рейес все хотел рассечь ей позвоночник, а Ангел твердил мне перестать думать, как человек, что бы это ни значило.

Посмотрев, как дядя Боб размазал старушенцию по земле (это воспоминание я готова лелеять в памяти всю жизнь!), я дала ему показания, а потом он отвез меня в дом Лоуэллов.


По-прежнему ошеломленная Харпер сидела на заднем сиденье. Нас сопровождали две патрульные машины, а на место преступления уже выехал другой детектив из участка Диби. Да уж, скандал Лоуэллам Лимоны? А есть что-нибудь еще?» Наклейка на бампер обеспечен.

До сих пор я не знала наверняка, кто измывался над Харпер – сама миссис Бичер или Дьюи по ее поручению. Однако в целом это не имело никакого значения. Так развлекаться никому из них больше не светит.

Дядя Боб накрыл ладонью мою руку.

- Просто скажи им, что это Дьюи рассказал тебе, где тело мальчика.

- Говоришь так, будто я не делала этого тысячу раз. – Услышав свой голос, я поморщилась. Странные вещи творит передавленная глотка с тембром.

- Тоже верно. Извини, милая.

- Порядок. Харпер говорит, что помнит, где чемодан. Есть смысл искать только в одном месте. Когда они вернулись в город, Дьюи Лимоны? А есть что-нибудь еще?» Наклейка на бампер разбил новый сад. Наверняка чемодан там.

Диби повернулся ко мне с обеспокоенным выражением лица:

- Смотреть на это будет нелегко, милая. Так что, если хочешь уехать…

- О да, черт возьми. Как только Харпер покажет нам могилу, я сваливаю.

- Выходит, это конец, - проговорила Харпер, выплывая из пучины шока и недоумения. Я повернулась к ней:

- Мне очень, очень жаль, что ты умерла, солнце.

- И вы знали все это время? Что я мертва?

- Да. Это вроде как моя работа.

- То есть больше никто меня не видит? Я… я привидение?

- Боюсь, что так. Но ты можешь перейти через меня в любое время, когда почувствуешь, что Лимоны? А есть что-нибудь еще?» Наклейка на бампер готова. На другой стороне тебя ждет твоя семья – мама, бабушка с дедушкой. Они буду счастливы снова с тобой встретиться.

Харпер кивнула:

- Знаю. Мне кажется, все это время я знала, что они меня ждут. – Ее голос дрогнул. – Интересно, давно ли я умерла.

- Ты пришла ко мне два дня назад, но миссис Бичер знала, что тебя не стало намного раньше. Так я и выяснила, что за всем этим стоит она. Однако твой психотерапевт говорил, что видел тебя в последний раз почти две недели назад. То есть это случилось…

- Точно. – Ее взгляд стал задумчивым. – Я была на приеме у доктора Роланда и сказала Лимоны? А есть что-нибудь еще?» Наклейка на бампер ему, что собираюсь в путешествие. Он спросил, какого цвета у меня чемодан, и на меня посыпались воспоминания. Как Дьюи убивает того мальчика. Как миссис Бичер кладет его в красный чемодан. – Она прикрыла рукой рот. – Что за люди совершают такие поступки? Она жила с нами больше двадцати лет. Как мы могли не знать?

- Я и сама поразилась, когда поняла, что она к этому причастна. Думаю, она собаку съела на том, как морочить людям голову.

Мы подъехали к переговорному устройству.

- Делай, что хочешь, - сказала я дяде Бобу, - только не заказывай тако. Обидятся как пить дать.

Он кивнул, показал в Лимоны? А есть что-нибудь еще?» Наклейка на бампер камеру значок и сказал:

- Откройте ворота. У меня ордер.

И ворота открылись. Вот так запросто взяли и открылись. И никаких тебе уговоров и попыток сторговаться. Блин, надо было стать настоящим копом. Наверняка и платят им




больше.

На ступеньках к дому нас встретила миссис Лоуэлл. С ней был и Арт в красивом костюме и галстуке. Миссис Лоуэлл тоже сияла – на ней было длинное вечернее платье и жемчуг. Мы явно помешали их планам на вечер.

- Что на этот раз? – спросила дамочка, когда я вышла из джипа Диби, который поспешно обошел машину, чтобы взять инициативу на себя.

Несмотря на нарядные прикиды, оба были Лимоны? А есть что-нибудь еще?» Наклейка на бампер расстроены. У меня возникло ощущение, что до нашего приезда они ссорились.

- Миссис Лоуэлл, у нас есть информация о пропавшем ребенке. Он исчез более двадцати лет назад, и мы полагаем, что он похоронен на вашей земле.

Миссис Лоуэлл возмущенно фыркнула:

- Ради всего свя…

- Ваша бывшая домработница, - перебила я, пока она не разразилась гневной тирадой, - похоронила его здесь, зная, что на земле вашей семьи никто искать не станет. Потому что мальчик жил в Перальте.

Дамочка застыла и уставилась на меня так, словно я из ума выжила. Я перевела взгляд на Арта, зная, как тяжело он воспримет новости о смерти Харпер.

- Мы можем Лимоны? А есть что-нибудь еще?» Наклейка на бампер войти? – спросила я у него.

- Я никак не могу связаться с Харпер, - сказал он, жестом приглашая нас с Диби в дом. – Она уже две недели мне не перезванивает. Вы с ней говорили?

Я сглотнула подступивший к горлу ком.

- Это еще одна причина, почему мы здесь.

***

Два часа спустя я пряталась в ванной Лоуэллов. Группа рабочих уже выкопала и вытащила на свет божий красный чемодан. Он оказался именно там, где и сказала Харпер, – под участком сада, за которым больше двадцати лет ухаживал Дьюи. В отличие от миссис Бичер, действия Дьюи говорили о раскаянии и сожалениях.

Сейчас здесь работала целая команда Лимоны? А есть что-нибудь еще?» Наклейка на бампер экспертов, плюс приехали операторы с камерами и толпа репортеров. Мне было почти жаль миссис Лоуэлл. Все это определенно подпортит ей репутацию, пусть она и не имеет никакого отношения к преступлению. Однако, когда дядя Боб сообщил ей, что мы нашли тело Харпер, непробиваемый панцирь, который она выстроила вокруг себя, дал трещину. Миссис Лоуэлл испытала такой мощный, такой сокрушительный шок, что от ее боли меня едва не согнуло в три погибели. Харпер на самом деле была ей дорога. Отрицать это было невозможно.

А еще я знала, что миссис Лоуэлл никак не причастна к смерти того мальчика и к тому Лимоны? А есть что-нибудь еще?» Наклейка на бампер, как долго скрывали эту трагедию. Ее удивление было искренним.

Арта сломили вести о смерти Харпер. Он закрылся в комнате наверху, но даже толстые стены особняка Лоуэллов не могли остановить волны мучительной боли, льющейся из него нескончаемым потоком.

А я стояла в ванной, борясь за каждый вдох среди осколков разрушенной семьи. Их страдания были только началом. Мне до сих пор не разрешили увидеться с мистером Лоуэллом, но я чувствовала, как его боль густым туманом стекает по лестнице.

- Я больше не могу здесь оставаться.


Я повернулась к Харпер. Она стояла у окна, наблюдая за рабочими, которые перекапывали землю, и за дюжиной Лимоны? А есть что-нибудь еще?» Наклейка на бампер офицеров, окруживших обнесенную лентой территорию.

- Я должна уйти, иначе потом не смогу, - сказала она.

Эмоции живых людей я чувствую, а призраков – нет. По крайней мере до тех пор, пока они не решают перейти через меня. Однако лицо Харпер выражало такие муки, что мне не нужно было чувствовать ее эмоции. Она посмотрела вверх, на второй этаж, и я поняла, что она беспокоится об Арте.

- Он тебя любит, - сказала я.

Она удивленно посмотрела на меня, а потом печально улыбнулась. Какая же она красавица!

- Он сказал мне, что именно с ним ты созванивалась, когда исчезла на три года. Харпер кивнула:

- Мы все время поддерживали Лимоны? А есть что-нибудь еще?» Наклейка на бампер связь. Несколько раз он даже прилетал ко мне на остров.

- Почему же вы не были вместе по-настоящему? – спросила я.

- Мы были. В некотором роде. Когда я вернулась, Арт настаивал, чтобы мы поженились. Но я не могла закрыть глаза на то, что в глазах общества мы были братом и сестрой. Я причинила ему много боли, сказав, что хочу подождать.

- Мне очень жаль.

Если я чему и научилась за эти три дня, так это тому, что семья – самое важное в жизни. Харпер пошла ко мне. В ее взгляде отчетливо читалась целеустремленность. В последний раз взглянув наверх, туда, где был Арт, она Лимоны? А есть что-нибудь еще?» Наклейка на бампер перешла. Я не увидела ни боли, ни страха, от которых она страдала все эти годы. Не увидела, как над ней издевались и через какой ад ей пришлось пройти в лечебнице. Я увидела, как отец берет ее на руки и садит себе на плечи, а она показывает ему дорогу между деревьями позади дома. Я увидела собаку – золотистого ретривера по кличке Спорт, которые лизал ей пальцы на ногах, а она хохотала от щекотки. Я увидела их первый с Артом поцелуй. Харпер тогда училась в старших классах. Она наблюдала, как Арт играет в баскетбол на площадке. Он получил травму Лимоны? А есть что-нибудь еще?» Наклейка на бампер, и его унесли в раздевалку, а она поспешила за ним, чтобы узнать, как он. Увидев его на носилках, она испытала чистый ужас и едва не грохнулась в обморок, заметив огромную шишку у него на

руке – кость пыталась прорваться сквозь кожу. Другой рукой он закрыл глаза, чтобы никто не видел, как ему больно. Харпер бросилась к нему и не успела понять, что происходит, как Арт притянул ее к себе за голову и прижался губами к ее губам.

Это было последнее, что я увидела, перед как Харпер совсем ушла.

Романтика и муки утраченной любви всегда выбивали меня из колеи. Вволю нарыдавшись, я решила Лимоны? А есть что-нибудь еще?» Наклейка на бампер, что уже могу встретиться лицом к лицу с миром. И плевать, что у меня опухли глаза под стать опухшему подбородку. Выйдя из ванной, я попросила какого-то офицера отвезти меня домой. В ближайшие несколько недель хлопот у Лоуэллов будет хоть отбавляй. Мне оставалось лишь надеяться, что с Артом все будет в порядке.

Судя по воспоминаниям Харпер, он ненавидел шоколад, однако я решила не держать на него за это зла. Идеальных людей не бывает.

И все-таки как можно не любить шоколад?

Уже залезая в машину офицера, я услышала знакомый женский голос:

- Чарли Дэвидсон!

Выпрямившись, я повернулась к агенту Карсон, которая шла Лимоны? А есть что-нибудь еще?» Наклейка на бампер ко мне по подъездной


дорожке. Само собой, ФБР не осталось бы в стороне.

- Привет, агент Карсон.

Однако ответить она не успела, потому что появился дядя Боб:

- Уезжаешь?

- Ага. Дядя Боб, ты же помнишь специального агента Карсон? Она пожала ему руку:

- Детектив, у вашей племянницы настоящий талант раскрывать давно остывшие дела. Диби гордо улыбнулся:

- Так и есть.

- Как всегда, я под впечатлением, - сказала она мне. – Когда-нибудь вы поделитесь со мной своими секретами.

- Что ж, я могу все рассказать, но тогда мне придется вас убить.

- Справедливо. Я хотела узнать, не посмотрите ли вы на парочку дел. Одно очень Лимоны? А есть что-нибудь еще?» Наклейка на бампер старое и до сих пор не раскрыто, а второе – это лично для меня.

Я пожала плечами:

- Не вопрос, если только вы не будете возлагать на меня слишком большие надежды.

- Мои надежды под жестким контролем.

- Тогда везите документы ко мне… - я собиралась сказать «в офис», но вдруг вспомнила, что офиса у меня больше нет. – Ко мне домой.

- Или к ней в офис.

Я резко развернулась и увидела папу. Он подошел и встал рядом с дядей Бобом. Выражение его лица было робким, но полным надежд. Должно быть, ему позвонил Диби когда узнал, что у меня имеется парочка боевых ранений. Однако я не знала Лимоны? А есть что-нибудь еще?» Наклейка на бампер, могу ли сейчас нормально общаться с папой. У меня болело сердце. И голова. К тому же глаза были на мокром месте, еще и опухшие.

Папа засунул руки в карманы и спросил:

- Ты как?

Интересно, что наплел ему Диби.

- Лучше не бывает.

- Вот и хорошо. Я возвращаю тебе офис. Иллюзия того, что я могу за тобой приглядывать, как бы смешно это ни звучало, даст мне хоть капельку покоя. Можешь сколько угодно метать в меня глазами молнии, кривляться у меня за спиной и ненавидеть меня до скончания веков, но если тебе захочется поговорить, то я рядом. Обещаю: больше не буду Лимоны? А есть что-нибудь еще?» Наклейка на бампер тебя осуждать и строить планы без твоего ведома.

Я оглянулась на здоровенный особняк Лоуэллов.

- Если бы я кривлялась, папа, то точно не у тебя за спиной. Он кивнул:

- На этих выходных помогу тебе перенести вещи. Агент Карсон с любопытством приподняла брови:

- Замечательно. Тогда до понедельника я привезу материалы. Идет?

- Похоже на план, - отозвалась я и залезла в машину.

Папа хотел отвезти меня домой. Я чувствовала, как сгустился воздух от его желания побыть рядом со мной, но этот торт мне придется есть по кусочку за раз. И тут я подумала о Харпер. О ее воспоминаниях об отце и кажущемся безразличии Лимоны? А есть что-нибудь еще?» Наклейка на бампер мачехи. Что-то мне подсказывало, что когда-нибудь мы с папой снова станем лучшими друзьями.


Я оглянулась на Карсон:

- Как продвигается ограбление банка? Дядя Боб улыбнулся ей:

- Вы грабите банки? Разве это не противоречит нормам поведения федералов?

- Разве есть какие-то нормы поведения? – улыбнулась в ответ Карсон. – Мне никто ничего не говорил. – Она вручила мне визитку. – Дело оказалось запутаннее, чем я надеялась, но вы были абсолютно правы. Кто-то действовал изнутри. – Она кивнула на визитку: - Звоните, если узнаете что-нибудь еще.

Я подмигнула ей и захлопнула дверь, пока не появился кто-нибудь еще и не разорвал мне сердце на Лимоны? А есть что-нибудь еще?» Наклейка на бампер мелкие кусочки.

***

По пути домой позвонила Куки.

- Никаких чугунных сковородок в доме. Никогда, - сказала я, ответив на звонок.

- Заметано. Даже запишу на всякий случай. Как все прошло?

- Я как выжатый лимон. А миссис Лоуэлл оказалась совсем не таким монстром, как я думала.

- Может быть, Дениз тоже не монстр.

- Да ладно!

- В общем, я собираюсь уложить свои ножки спать. Дай знать, если тебе что-нибудь понадобится. Например, упаковка льда.

- Ты сказала что-то про колку льда?

- Нет.

- Имей в виду, ножей для колки льда в доме тоже не будет. Никогда.

- Заметано. Даже запишу на всякий случай.

Офицер, который всю дорогу молчал Лимоны? А есть что-нибудь еще?» Наклейка на бампер, высадил меня у двери в дом. Я выдала ему самую благодарную улыбку, какую сумела изобразить, и погрузилась в мысли о долгом горячем душе и большущей чашке крепкого кофе. Однако, само собой, как только я вышла из машины, меня окатило волной темных чувств, которые я научилась приписывать нехорошим людям. Жестоким людям. Одержимым людям.

Я уже начала залезать обратно в машину, как вдруг услышала из теней, совсем рядом, британский акцент:

- На твоем месте я бы не стал этого делать.

Шикарно. Это был мой новый друг из Старого Света. Так и знала, что слишком гладко прошли последние деньки. Моей жизни угрожала опасность Лимоны? А есть что-нибудь еще?» Наклейка на бампер всего каких-то пару раз. А такие вещи обычно происходят по три сразу.

Офицер повернулся ко мне:

- Все в порядке, мисс Дэвидсон?

Мне ужасно хотелось сказать ему правду, но он все равно ничем не мог помочь. А если бы я втянула его в это, его жизнь была бы в такой же опасности, как и моя. Поэтому пришлось прикусить язык и ответить:

- Да, спасибо.

Я закрыла дверь и стала смотреть, как он уезжает. Вокруг меня пульсировала незамутненная, чистая ненависть. Поблизости я ощущала присутствие четырех или даже


пяти чудовищ. Они прятались в тенях, боясь света, даже несмотря на то, что их защищали человеческие Лимоны? А есть что-нибудь еще?» Наклейка на бампер тела.

Из тьмы вышел «британец» и встал рядом со мной:

- Молодец.

Мне стало интересно, как выглядит настоящий британец в реальной жизни. Одевался он хорошо, но ведь это был не он. Это был мошенник, приспешник ада. Демон. Я уже готова была щелкнуть пальцами, но Хедеши опять меня остановил:

- Собаку тоже звать не стоит. Для вас обеих это добром не кончится. Неужели он прав? Неужели он может убить Артемиду?

- Я так понимаю, Рейес не перестал охотиться на твоих зверят.

- Ты знала, что так и будет. Вот тут он прав. Я знала.

- Видишь ли, Рейес никогда меня не слушает.

Он наклонился Лимоны? А есть что-нибудь еще?» Наклейка на бампер ко мне и понюхал мои волосы. Сделал глубокий вдох, едва не уткнувшись носом мне в шею. Он явно наслаждался запахом, в то время как сам вонял тухлыми яйцами. Изо всех сил я постаралась не вздрогнуть, когда вонь обожгла мне ноздри.

Когда он заговорил, мерзкий запах стал настолько сильным, что я едва могла дышать.

- Если бы я мог, - сказал он почти ласково, но определенно искренне, - если бы у меня было время, я бы слизал страх с каждого сантиметра твоего тела, и только потом вгрызся бы в твою плоть. Однако наш мальчик вот-вот появится.

Краем глаза я уловила Лимоны? А есть что-нибудь еще?» Наклейка на бампер проблеск лезвия в лунном свете. Лезвия, очень похожего на то, каким меня резал Эрл Уокер. Мощная волна страха так быстро разлилась по венам, что зрение по краям помутнело. Мне хотелось пуститься наутек, но Хедеши, похоже, наперед знал каждую мою мысль.

Он положил руку мне на плечо:

- Я сделаю это быстро, Датч. Ты ничего не почувствуешь.

- Ага, как же, - отозвалась я дрожащим голосом. – Я уже была с неправильной стороны ножа, так что тут я бы с тобой поспорила.

Он обошел вокруг меня и встал передо мной. Он не был высоким, но я знала, что демон внутри него дает ему огромную силу Лимоны? А есть что-нибудь еще?» Наклейка на бампер. На его губах играла веселая улыбка.

- Скорее всего ты права.

От волнения у Хедеши дрожала рука, когда он замахнулся ножом. Я надеялась, что папа с этим справится. С моей смертью. Вряд ли он легко воспримет такие новости.

Странно, что в такой момент я думаю о нем.

Стиснув зубы, я решила, что так просто не сдамся. Если уж мне предстоит сегодня умереть, то я умру в бою. Ну или буду орать от боли во всю глотку.

Лезвие устремилось вперед, явно собираясь проткнуть мне живот, и я не на шутку взбесилась. Я слышала, что смерть от раны в живот крайне болезненная. Рейес Лимоны? А есть что-нибудь еще?» Наклейка на бампер был прав. Все эти твари лжецы. Даже не успев подумать, я отразила атаку, ударив Хедеши по руке, и развернулась, делая все возможное, чтобы избежать острого конца ножа.

И все же меня успели порезать. Лезвие вспороло рукав куртки и кожу на руке. Боль мгновенно отразилась в каждом уголке моего тела, но Хедеши уже замахнулся снова. Всего на долю секунды он потерял контроль, и демон не удержался в пределах человеческого тела. Я увидела его, и его вид меня ошеломил. Всего на мгновение, но этого хватило, чтобы Хедеши всадил нож мне в бок. Меня мигом вернуло к реальности. Изо всех Лимоны? А есть что-нибудь еще?» Наклейка на бампер сил я оттолкнула


его. И побежала. Потому что это мне показалось правильным решением.

Однако Хедеши не был обычным демоном, как бы смешно это ни звучало. Его оболочка не поглощала свет, как беззвездная ночь. Наоборот, гладкая черная поверхность переливалась красным сиянием. Он был не просто демоном. Он был чем-то еще. Чем-то выше. Сильнее.

- Старше.

- Рейес, - прошептала я.

Я споткнулась и грохнулась на землю, но Хедеши до меня почему-то не добрался. Развернувшись, я увидела, что между нами стоит Рейес. Неудивительно, что я не истекаю кровью от многочисленных колотых ран. Рейес перехватил руку мужика, и от сил, которыми обладали они оба, под нами Лимоны? А есть что-нибудь еще?» Наклейка на бампер дрожала земля. Я поползла назад и уже через секунду затылком почувствовала горячее дыхание.

Крепко зажмурившись, я позвала Артемиду. Мой голос прозвучал не громче тихого вздоха в ночном воздухе. Она появилась рядом со мной прямо из-под земли и тут же бросилась на демона у меня за спиной. Послышалось громкое низкое рычание вперемешку с нечеловеческими визгами, когда демона вырвали из тела какой-то женщины.

Казалось, Хедеши с Рейесом ничего не замечают. Они стояли, сцепив руки, и не мигая смотрели друг на друга. Вокруг них клубилась энергия, от которой ткань времени покрылась рябью вокруг меня. Их фигуры стали размытыми Лимоны? А есть что-нибудь еще?» Наклейка на бампер, искаженными, потом снова нормальными. Я поморгала, чтобы прояснить зрение. И сосредоточиться.

Женщина лежала на земле без сознания, но поблизости я чувствовала присутствие других демонов. Никто из них не осмеливался подойти ближе, хотя им адски этого хотелось. Ими двигало одно-единственное желание, и я чувствовала, как оно пульсирует в воздухе. Они жаждали моей крови, как жаждет дождя пустыня. Мой страх сводил их с ума. Но они держались в стороне. Артемида была слишком сильной. От одного демона она уже избавилась и теперь стояла надо мной, припав к земле. Она ждала. Надеялась.

- Тебе не победить, - проговорил Хедеши. Рейес опустил голову:

- Ты забыл, кто Лимоны? А есть что-нибудь еще?» Наклейка на бампер я.

- Вовсе нет. – Мужик улыбнулся. Он скрипел зубами от усилий, которые прилагал, чтобы вырваться из хватки Рейеса. Мало того, его трясло. – Ты деревенский мальчишка, заблудившийся по дороге на рынок. Ты помнишь, почему ты здесь? Зачем твой отец тебя создал?

По воздуху пронеслась очередная горячая волна – на этот раз от гнева Рейеса.

- Он создал меня, чтобы выбраться из ада.

- Это лишь половина правды. Вторая половина заключалась в том, чтобы ты нашел портал, - Хедеши кивнул в мою сторону. – Именно этот портал. Как ты думаешь, почему он послал сюда тебя? – Он подался вперед, так близко, что между их носами оставались какие- то Лимоны? А есть что-нибудь еще?» Наклейка на бампер миллиметры. – Именно тебя?

Рейес отодвинулся.

- Он послал меня сюда за порталом. Любым порталом. Не за ней.

Мне показалось, что он говорит не так уверенно, как раньше. Он задумчиво нахмурился.

«Британец» рассмеялся:

- Ты действительно не помнишь?

- Я помню все. В том числе и тот факт, что единственное, что ты умеешь, - это врать.


- В ней течет королевская кровь, мальчик. Она – самая ценная пешка, которую мы могли бы заполучить. И ты думаешь, что сможешь сберечь ее для одного себя?

На губах Рейеса появилась знающая ухмылка:

- А еще она самая могущественная.

- Точно, - сказал Хедеши, и в его глазах заискрилась надежда. – Только представь, что мы Лимоны? А есть что-нибудь еще?» Наклейка на бампер сможем с ней сделать. С вами обоими. Вот для чего все задумывалось. С самого начала. – Он выбросил нож, схватил Рейеса за голову и притянул к себе в братские объятия. Их лбы соприкоснулись. – Мы станем непобедимыми, милорд. Мир падет к нашим ногам, и твой отец наконец получит заслуженный трон.

Неужели он говорил правду? И Рейеса послали именно за мной? Наверное, он почувствовал мои сомнения. Чуть-чуть повернувшись, он искоса глянул на меня:

- Не забывай, кто они, Датч.

- Я помню, - отозвалась я, пытаясь выбраться из-под Артемиды, но та поставила мне на грудь огромную лапу, пригвоздив к земле Лимоны? А есть что-нибудь еще?» Наклейка на бампер. – Может, посторонишься? – спросила я ее. Разок поскулив, она наклонилась лизнуть меня в щеку.

Я обняла ее за голову. Отчасти, чтобы заверить, что не злюсь на нее, и отчасти, чтобы лучше видеть двух мужчин, стоявших передо мной. Тогда-то я и увидела, куда упал нож. Не на землю, как наверняка думал Хедеши, а Рейесу в руку.

Рейес взял мужика за голову, будто собирался обнять его в ответ, и одним молниеносным движением всадил нож ему в кишки. У Хедеши отвисла челюсть. Он отшатнулся, явно испытывая искреннее недоумение.

- Ты откажешь отцу в заслуженном троне?

- Этот трон никогда ему не принадлежал, - сказал Рейес Лимоны? А есть что-нибудь еще?» Наклейка на бампер, нанося еще один удар. На этот раз, не вынимая ножа, он двинул рукой вверх вдоль торса Хедеши, и через мгновение лезвие появилось прямо у «британца» под подбородком.

Хедеши посмотрел на меня слезящимися от боли глазами:

- Помни, что я тебе о нем рассказывал.

Я боролась с охватившим меня ужасом – все-таки на моих глазах буквально вскрыли человека.

- Я повяжу на руку ниточку на память.

От очередного удара ножом у Хедеши вырвался хриплый стон.

- Он не тот, за кого ты его принимаешь.

Я подумала о папе. О Харпер, Арте, Пари. Обо всех, кого знала за всю свою жизнь. И ответила ему предельно искренне Лимоны? А есть что-нибудь еще?» Наклейка на бампер:

- У меня так со всеми.

Рейес опять обхватил его голову и воткнул нож ему в бок.

- В первый раз ты ошибся, когда пришел за ней, - процедил он Хедеши в ухо. Демон закашлялся, хорошо зная, что дышит последние секунды.

- А во второй? – спросил он, и у него изо рта полилась кровь.

- Когда решил, что сможешь пройти мимо меня.

Хедеши улыбнулся и сказал самым ласковым на свете голосом:

- Взять их.

И тут ад сорвался с цепи.


Глава 20


documentaitjqrh.html
documentaitjybp.html
documentaitkflx.html
documentaitkmwf.html
documentaitkugn.html
Документ Лимоны? А есть что-нибудь еще?» Наклейка на бампер